Если реанимационных палат не будет хватать, врачам придется делать выбор

Июнь 19, 2020, 08:06 7337 0

В своем авторском блоге врач Эрик Байжунусов обрисовал ситуацию с коронавирусом, сообщает Tengrinews.

Если реанимационных палат не будет хватать, врачам придется делать выбор Атырауская областная больница открылась после карантина

Иллюстративное фото из архива "МГ"

Как и предполагалось, испытание свободой мы не выдержали. И это вполне объяснимо, ведь чем сильней сжимается пружина, тем дальше она отжимается. Это так и называется – эффект пружины.

​Вторая волна оказалась более болезненной, чем первая. При относительно невысоком всплеске заболеваемости подскочила смертность, что НЕ есть хорошо. Почему? Этот вопрос сейчас будоражит многие умы. И причин тут много. Главная из них – полный наш отказ от мер профилактики и социального дистанцирования. Хотя всех предупреждали, говорили со всех каналов. Только не говорите, что не слышали. Как мы всегда говорим, когда прижмет. Это заложено в нас на генетическом уровне.

​Умерло уже 100 человек. Много это или мало? Как бы это странно ни прозвучало, но мало. И как бы мы ни хаяли наше здравоохранение, но это благодаря тому, что врачи круглосуточно на посту и оказывают помощь.

Когда количество тяжелобольных не превышает возможностей наших реанимационных палат, мы справляемся, будет гораздо хуже, когда этих палат будет не хватать. Вот тогда наступит хаос. В чем он выражается? Как я уже писал, врачам придется делать выбор между перспективными и неперспективными пациентами. А это очень тяжело.

​То есть если вам за 70 и вы поступили в запущенной стадии, когда уже шансов практически нет, то, скорей всего, вам будут оказывать только симптоматическую помощь. А ту самую интенсивную терапию, то есть со всеми необходимыми лекарствами, будут оказывать тому, у кого есть шанс выжить. Почему? Просто потому, что не будет хватать палат, врачей, лекарств и аппаратов вентиляции легких.

​Многие думают, что ИВЛ - это кислородная маска, как в самолете. Нет, друзья, это гораздо серьезней. Объясню. Пациенту дают наркоз и потом голову опрокидывают назад, держа за нижнюю челюсть, открывают рот и ларингоскопом (железный инструмент, напоминающий серп, с фонариком на конце) входят до ротоглотки и там находят отверстие трахеи для установления интубационной трубки. Это такая пластиковая трубка для подсоединения к аппарату ИВЛ.

Важно найти именно входное отверстие трахеи, так как там находится и отверстие пищевода. Нередко у тучных людей или людей с короткой шеей бывает крайне нелегко его найти, и ошибочно трубка вставляется в пищевод. Потом проверка, и, если трубка в трахее – хорошо, нет – приходится вытаскивать и начинать процедуру заново.

​Вроде ничего сложного на первый взгляд, однако на проведение всей этой процедуры реаниматологу дается ОДНА минута. Потому что пациент в этот момент НЕ ДЫШИТ. За это время надо успеть все сделать совместно с анестезисткой. Это работа в команде, и все зависит от слаженности действий каждого. Ведь счет идет на секунды. Прозевал – потерял пациента.

Сама трубка вводится до уровня бифуркации трахеи, то есть до места ее раздвоения на два легких. Поэтому важно подобрать именно нужный размер, иначе будешь качать кислород только в одно легкое или вообще в никуда.

​Так что это не просто, как кажется на первый взгляд. А сам аппарат ИВЛ – это сложный комплекс, который дышит за пациента. Раньше они были проще и выполняли только роль насоса. Нынешнее поколение аппаратов напичкано компьютерными технологиями, и они дышат в щадящем режиме.

Мало кто интересовался, наверно, но человек после 7-8 вздохов делает обязательно глубокий вздох, очищая все "залежи" своих легких. Это предусмотрено в этих аппаратах, как и многие другие функции. В зависимости от уровня насыщенности крови кислородом можно увеличивать или уменьшать объем доставляемого через аппарат ИВЛ кислорода. Именно это спасает жизнь наших пациентов.

​Без этого все другие мероприятия – БЕСПОЛЕЗНЫ. Хоть с дексаметозоном, хоть без. Этот препарат мы ведь используем тоже давно. И применяем - тоже. Поэтому в чем сенсация, пока непонятно, но надо понимать, что лечение тяжелых диагнозов – это комплекс мер, а НЕ один какой-то препарат. Пусть даже выпущенный известной какой-нибудь компанией.

​ПОЭТОМУ НЕ НАДО БЕЖАТЬ В АПТЕКУ! Он вам не нужен, если вы просто носитель или контактный. И даже лежите с симптомами, но в легкой форме. Почему? Потому что ДЕКСАМЕТАЗОН – это синтетический глюкокортикостероид, то есть аналог гормона надпочечника человека. И он очень сильный препарат, имеющий массу побочных действий. Поэтому будьте очень и очень осторожны.

​Ну с этим разобрались, и что делать дальше? Напрашивается решение по возврату к строгому карантину. Опять всем по домам. И опять блокпосты и проверки. В принципе, можно. Это не трудно, хотя накладно. Это дает краткосрочный эффект, в чем мы все уже убедились. Кроме того, повторное объявление карантина всегда чревато. Это тяжело как материально, так и морально. Не все могут выдержать такой пресс.

И что тогда? Просто нужны системные меры. Организационные. Медицина наша справится, не переживайте. И дексаметазон, и прочие лекарства найдутся. И палаты тоже.
​Главное сейчас - наладить должный контроль в общественных местах. Надо наладить службу общественного контроля. В каждом доме, микрорайоне, организации и др. Нужно перейти к практике санитарных дружин, которые были в нашей системе гражданской обороны.

​Специально отобранный и обученный человек проводил проверку каждого общественного места, помните? В классах, на улицах, магазинах. Из атрибутов власти у них был только красный крест на рукаве и сумочка. Он делал перепись в каждом доме, измерял температуру, следил за приходящими и уходящими, не допускал скопления людей, проводил разъяснительную работу среди населения.

​И если наложить на эту забытую форму общественного контроля нынешние возможности цифровых технологий со всевозможными гаджетами, мы получили бы реальную армию волонтеров, обеспечивающих повсеместный мониторинг санитарного состояния каждого объекта.

​И конечно же, они должны передавать всю информацию СЭС. Ежедневно. И при быстрой реакции этой службы по недопущению дальнейшего распространения инфекции, конечно же, многие нынешние проблемы исчезли бы без объявления карантина.

​Опять-таки скажу, что это мое личное мнение, и вряд ли кто его послушает, но своим коллегам в областях я настоятельно рекомендую этот способ, поскольку он испытан временем и многими прежними эпидемиями, гораздо более смертельными, чем этот под номером 19, кстати.

​Так что берегите себя и хороших врачей!

Если реанимационных палат не будет хватать, врачам придется делать выбор Рынки и ТРЦ закроют на выходные в ЗКО

Мы дорожим каждым нашим подписчиком и читателем, поэтому, пожалуйста, внимательно ознакомьтесь с рекомендациями при комментировании.

Новости партнеров

 

Кристина КОБИНА

Если вы стали очевидцем какого-либо происшествия

ПРИСЫЛАЙТЕ ФОТО, ВИДЕО И КОРОТКИЙ ТЕКСТ НА 8 776 863 36 36

Если ваша новость появилась на нашем сайте, вас ждет вознаграждение.

Если реанимационных палат не будет хватать, врачам придется делать выбор

Июнь 19, 2020, 08:06 0 7337 Версия для печати

В своем авторском блоге врач Эрик Байжунусов обрисовал ситуацию с коронавирусом, сообщает Tengrinews.

Если реанимационных палат не будет хватать, врачам придется делать выбор Атырауская областная больница открылась после карантина

Иллюстративное фото из архива "МГ"

Как и предполагалось, испытание свободой мы не выдержали. И это вполне объяснимо, ведь чем сильней сжимается пружина, тем дальше она отжимается. Это так и называется – эффект пружины.

​Вторая волна оказалась более болезненной, чем первая. При относительно невысоком всплеске заболеваемости подскочила смертность, что НЕ есть хорошо. Почему? Этот вопрос сейчас будоражит многие умы. И причин тут много. Главная из них – полный наш отказ от мер профилактики и социального дистанцирования. Хотя всех предупреждали, говорили со всех каналов. Только не говорите, что не слышали. Как мы всегда говорим, когда прижмет. Это заложено в нас на генетическом уровне.

​Умерло уже 100 человек. Много это или мало? Как бы это странно ни прозвучало, но мало. И как бы мы ни хаяли наше здравоохранение, но это благодаря тому, что врачи круглосуточно на посту и оказывают помощь.

Когда количество тяжелобольных не превышает возможностей наших реанимационных палат, мы справляемся, будет гораздо хуже, когда этих палат будет не хватать. Вот тогда наступит хаос. В чем он выражается? Как я уже писал, врачам придется делать выбор между перспективными и неперспективными пациентами. А это очень тяжело.

​То есть если вам за 70 и вы поступили в запущенной стадии, когда уже шансов практически нет, то, скорей всего, вам будут оказывать только симптоматическую помощь. А ту самую интенсивную терапию, то есть со всеми необходимыми лекарствами, будут оказывать тому, у кого есть шанс выжить. Почему? Просто потому, что не будет хватать палат, врачей, лекарств и аппаратов вентиляции легких.

​Многие думают, что ИВЛ - это кислородная маска, как в самолете. Нет, друзья, это гораздо серьезней. Объясню. Пациенту дают наркоз и потом голову опрокидывают назад, держа за нижнюю челюсть, открывают рот и ларингоскопом (железный инструмент, напоминающий серп, с фонариком на конце) входят до ротоглотки и там находят отверстие трахеи для установления интубационной трубки. Это такая пластиковая трубка для подсоединения к аппарату ИВЛ.

Важно найти именно входное отверстие трахеи, так как там находится и отверстие пищевода. Нередко у тучных людей или людей с короткой шеей бывает крайне нелегко его найти, и ошибочно трубка вставляется в пищевод. Потом проверка, и, если трубка в трахее – хорошо, нет – приходится вытаскивать и начинать процедуру заново.

​Вроде ничего сложного на первый взгляд, однако на проведение всей этой процедуры реаниматологу дается ОДНА минута. Потому что пациент в этот момент НЕ ДЫШИТ. За это время надо успеть все сделать совместно с анестезисткой. Это работа в команде, и все зависит от слаженности действий каждого. Ведь счет идет на секунды. Прозевал – потерял пациента.

Сама трубка вводится до уровня бифуркации трахеи, то есть до места ее раздвоения на два легких. Поэтому важно подобрать именно нужный размер, иначе будешь качать кислород только в одно легкое или вообще в никуда.

​Так что это не просто, как кажется на первый взгляд. А сам аппарат ИВЛ – это сложный комплекс, который дышит за пациента. Раньше они были проще и выполняли только роль насоса. Нынешнее поколение аппаратов напичкано компьютерными технологиями, и они дышат в щадящем режиме.

Мало кто интересовался, наверно, но человек после 7-8 вздохов делает обязательно глубокий вздох, очищая все "залежи" своих легких. Это предусмотрено в этих аппаратах, как и многие другие функции. В зависимости от уровня насыщенности крови кислородом можно увеличивать или уменьшать объем доставляемого через аппарат ИВЛ кислорода. Именно это спасает жизнь наших пациентов.

​Без этого все другие мероприятия – БЕСПОЛЕЗНЫ. Хоть с дексаметозоном, хоть без. Этот препарат мы ведь используем тоже давно. И применяем - тоже. Поэтому в чем сенсация, пока непонятно, но надо понимать, что лечение тяжелых диагнозов – это комплекс мер, а НЕ один какой-то препарат. Пусть даже выпущенный известной какой-нибудь компанией.

​ПОЭТОМУ НЕ НАДО БЕЖАТЬ В АПТЕКУ! Он вам не нужен, если вы просто носитель или контактный. И даже лежите с симптомами, но в легкой форме. Почему? Потому что ДЕКСАМЕТАЗОН – это синтетический глюкокортикостероид, то есть аналог гормона надпочечника человека. И он очень сильный препарат, имеющий массу побочных действий. Поэтому будьте очень и очень осторожны.

​Ну с этим разобрались, и что делать дальше? Напрашивается решение по возврату к строгому карантину. Опять всем по домам. И опять блокпосты и проверки. В принципе, можно. Это не трудно, хотя накладно. Это дает краткосрочный эффект, в чем мы все уже убедились. Кроме того, повторное объявление карантина всегда чревато. Это тяжело как материально, так и морально. Не все могут выдержать такой пресс.

И что тогда? Просто нужны системные меры. Организационные. Медицина наша справится, не переживайте. И дексаметазон, и прочие лекарства найдутся. И палаты тоже.
​Главное сейчас - наладить должный контроль в общественных местах. Надо наладить службу общественного контроля. В каждом доме, микрорайоне, организации и др. Нужно перейти к практике санитарных дружин, которые были в нашей системе гражданской обороны.

​Специально отобранный и обученный человек проводил проверку каждого общественного места, помните? В классах, на улицах, магазинах. Из атрибутов власти у них был только красный крест на рукаве и сумочка. Он делал перепись в каждом доме, измерял температуру, следил за приходящими и уходящими, не допускал скопления людей, проводил разъяснительную работу среди населения.

​И если наложить на эту забытую форму общественного контроля нынешние возможности цифровых технологий со всевозможными гаджетами, мы получили бы реальную армию волонтеров, обеспечивающих повсеместный мониторинг санитарного состояния каждого объекта.

​И конечно же, они должны передавать всю информацию СЭС. Ежедневно. И при быстрой реакции этой службы по недопущению дальнейшего распространения инфекции, конечно же, многие нынешние проблемы исчезли бы без объявления карантина.

​Опять-таки скажу, что это мое личное мнение, и вряд ли кто его послушает, но своим коллегам в областях я настоятельно рекомендую этот способ, поскольку он испытан временем и многими прежними эпидемиями, гораздо более смертельными, чем этот под номером 19, кстати.

​Так что берегите себя и хороших врачей!

Если реанимационных палат не будет хватать, врачам придется делать выбор Рынки и ТРЦ закроют на выходные в ЗКО

Мы дорожим каждым нашим подписчиком и читателем, поэтому, пожалуйста, внимательно ознакомьтесь с рекомендациями при комментировании.

Новости партнеров

 

Кристина КОБИНА

Если вы стали очевидцем какого-либо происшествия

ПРИСЫЛАЙТЕ ФОТО, ВИДЕО И КОРОТКИЙ ТЕКСТ НА 8 776 863 36 36

Если ваша новость появилась на нашем сайте, вас ждет вознаграждение.

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Lentainform-->

Добавить комментарий

 
Последние новости
Сообщить новость