Когда восстановится бизнес в Алматы

Октябрь 21, 2021, 08:01 615 0

Директор Палаты предпринимателей Алматы Айтуар Кошмамбетов в интервью порталу «Мой ГОРОД» рассказал о масштабах последствий пандемии для бизнеса и дал прогнозы по его восстановлению.

Когда восстановится бизнес в Алматы Когда восстановится бизнес в Алматы

Айтуар Аскарович, по вашим оценкам, какие убытки за год претерпел бизнес из-за карантинных ограничений? Какую поддержку вы им оказали?

Мы понимаем, что пандемия COVID-19 внесла большие коррективы в деятельность не только бизнеса в Казахстане, но и всех стран мира. И есть огромные убытки у малого и среднего бизнеса. Можно сказать, что в Алматы, где плотность населения более высокая, бизнес ещё больше пострадал, так как были ограничения по времени работы. И хотелось бы отметить, что самые пострадавшие отрасли - это сфера выездного туризма и шоу-бизнеса. Они, на первый взгляд, кажутся не такими развитыми, но сильнее остальных пострадали. Кинобизнес также. Например, мы помним, в годы до пандемии до 20 казахстанских фильмов мы могли лицезреть. А сейчас новинок казахстанских почти нет, только на стримингах, а это иной бизнес.

Могу сказать, что в сфере общпита до 30% бизнеса закрылось либо приостановило свою деятельность. Также крупные инвесторы, которые планировали зайти на рынок и открыть ТРЦ и кинотеатры, они приостановили свои планы.

При содействии НПП государство приняло ряд антикризисных мер. Это и освобождения от уплаты налогов, отсрочки по кредитам, освобождения от арендных платежей и другие. В прошлом году меры завершились, на 2021 год не были продлены. При этом ограничительные меры периодически появляются, но бизнес поддержки как ранее не имеет.

Есть ли данные - сколько бизнес-объектов прекратили работу навсегда и сколько новых открылись?

В январе-марте 2021 года по сравнению с соответствующей датой предыдущего года количество действующих субъектов на первое апреля увеличилось на 3,7%.

До 99% турагентств и туроператов в сфере выездного туризма рано или поздно закрывались или приостанавливали свою деятельность. Но зато начал развиваться внутренний туризм. И более 50%, кто посещает Алматы - это граждане Казахстана. Им интересны город и область.

Но у них же нет таких денег, как у иностранцев..

Согласен. Но, к сожалению, такая реальность. Вот только сейчас мы надеемся, что всё восстановится.

Есть ли какие-то прогнозы по восстановлению бизнеса?

Уже в этом году экономика начала восстанавливаться и в дальнейшем видно, что будет рост. Предполагается, что ещё год-два будет восстанавливаться, а потом будет только рост.

Скажите, как вы относитесь к приложению Ashyq? Когда я и мои коллеги задавали вам этот вопрос на брифингах в РСК, вы говорили, что нет альтернативы и благодаря нему бизнес возобновил деятельность. А если бы альтернатива была?

По Ashyq наша позиция простая - это инициатива бизнеса в Алматы. Ещё в декабре 2020 года, когда мы встречались с председателем правления «Атамекен», бизнесмены, в основном рестораны и ТРЦ, предложили это решение. Тогда было несколько цифровых решений и было выбрано наиболее подготовленное. Да, есть определённые технические перебои, есть вопросы. Но в целом, я считаю, что оно исполняет свою миссию. Уже с апреля 100 тысяч человек с «красным» и «жёлтым» статусом было выявлено. Если полагать, что даже 100 тысяч заразили бы по одному человеку, и это предотвращено, то проект успешный. Аналогичные приложения применяются в развитых государствах - в Турции и Сингапуре. Пытались внедрить в Москве, но не смогли. Но это уже разные условия и менталитет населения, отношение к этому. Мы не можем добиться 100% работоспособности, но цель «открыть бизнес» реализована. COVID-19 принёс новую реальность и мы должны с этим смирится.

Появились новые ограничения в выходной день - заходить в ряд объектов могут только «зелёные» посетители. Как бизнес это принял? Ведь есть масса вопросов. Например, если в кафе пришла жена с «синим» статусом, а муж с «зелёным», дети без статуса. Администратор кафе должен предложить мужу с детьми зайти, а его жене постоять за дверьми...Это реальный вопрос, поступил в редакцию от ресторатора.

Такое решение приняла МВК. Именно во избежание заражения и для создания COVID-free зон сейчас пытаются реализовать в выходные дни это. Конечно, у бизнеса позиция неоднозначная, разные мнения звучат. И «Атамекен» также не может высказаться, так как и сам бизнес не определился. Я думаю, пока полностью не внедрено, ещё может внести коррективы. Конечно, хотелось бы, чтобы в целом было меньше ограничений и бизнес мог дышать полной грудью. Каждую неделю у бизнеса стресс, они в ожидании новых постановлений. После их выхода вынуждены пересматривать многие процессы. Но всё это непосредственно связано с вакцинацией. Когда мы достигнем цифр определённых, тогда и будут отменены требования.

Вы общаетесь с представителями бизнеса, это чаще всего люди образованные и они выбирают вакцинацию осознанно. Их клиенты же разные, и некоторые из них покупают паспорта вакцинации. А значит, риск по-прежнему остаётся для всех. «Зелёный» статус можно купить и зайти в COVID-free зону.

- Я согласен, система неидеальная, риск присутствует. Но при нынешних реалиях это самое оптимальное решение. Мы смотрели опыт разных стран и они тоже не нашли идеального решения. Например, в Гонконге при въезде любого гражданина, даже из другого города, он должен за свой счёт находиться в гостинице две недели. В наших реалиях граждане посчитали бы это нарушением конституционных прав. В Катаре вообще надевают браслет на ногу как условно освобождённым осуждённым, и это тоже для нас сложный вариант. Поэтому, исходя из наших реалий, мы приняли более оптимальный вариант. Да, люди с «зелёным» статусом могут быть заражены, гарантий нет. Но в любом случае большую часть заражённых это остановит.

Когда это ограничение вступило в силу, несколько раз я задавала на брифинге главному санврачу города вопрос - как это будет проверяться? Оказывается, алгоритмов до сих пор нет. Проверять статус зашедшего посетителя мониторинговая группа не может. А значит, многие могут и не исполнять требование.

- Обсуждение ведётся постоянно. Я согласен, что если есть норма, но она не проверяется, то это неконкретный статус. Но вместе с тем от нас, от «Атамекена» звучат различные предложения, в том числе и отменить это требование и внедрить обычный режим. Но COVID-free зоны создавались по предложению предпринимателей Караганды. Они озвучили на одном из совещаний и бизнес сам попросил. Пока наблюдаем, как развиваются события.

Давайте поговорим о мониторинговых группах. Сейчас они могут проверять бизнес-объекты по пяти пунктам. Если им разрешат проверять ещё и статусы посетителей, нет ли страха перед расширением их полномочий у предпринимателей?

По части мониторинговых групп (далее МГ) Палата предпринимателей выявляла нарушения в их деятельности. Мы привлекали в дисциплинарной ответственности и добились увольнения людей. Именно по этой причине «Атамекен» вышел из состава МГ по всей стране. Так как если мы находимся в МГ, то определённые вопросы и к нам возникают и уже предприниматель не может к нам обратиться по части защиты прав. Он думает, раз мы там участвуем, то мы это поддерживаем и одобряем. Нельзя давать им чрезмерные полномочия. И визуально их действия носят карательный характер. Хотя у нас есть работающая схема выявления правонарушений - у нас есть органы полиции и санитарной безопасности. В обычное докарантинное время при поступлении сигнала приходила проверка и привлекала к ответственности. Эта система могла бы работать, и думаю, что это возможно. Но объектов слишком много и поэтому создали МГ. Но, конечно, «Атамекену» хотелось бы возвращения системы обычных проверок.

Вам не кажется, что МГ дискредитируют сами себя после скандалов с тоями звёзд? Одних бизнесменов к ответственности привлекают, а некоторые рестораны и отели остаются безнаказанными, несмотря на общественный резонанс.

Пока их работу приостановить нельзя, так как есть требования главного санврача и решение МВК. Но и к их работе остаются вопросы. Я рекомендовал бы бизнесу, который видит двойные стандарты в работе МГ, обращаться к нам, в прокуратуру или антикоррупционную службу. Любой такой сигнал нами в «Атамекен» 100% будет изучен. С нашей стороны мы готовы брать на контроль. Неоднократно мы отменяли результаты проверок. Были случаи, когда два кафе рядом стоят. В отношении одного поступил сигнал, МГ приехала, но оштрафовала рядом стоящее, которое вообще было закрыто. Мы отреагировали на это.

С какими инициативами в период пандемии вы выходили для поддержки бизнеса?

Мы хотели, чтобы бизнесменам была оказана прямая поддержка. Это когда предпринимателям напрямую даются деньги на их счёт. Мы предлагали исходить из объективного фактора - сколько этот предприниматель налогов выплачивал в предыдущие три года. Если он платит, значит, честно работает. И, исходя из этой суммы, соразмерно давать ему средства для возмещения убытков. На эти деньги он бы мог покрывать арендную плату или выплачивать зарплату работникам. Но, к сожалению, это не было поддержано.

Также мы предлагали отмену налогов и обязательных платежей на период действия запретов или ограничения деятельности. Предлагали отсрочить налоги с фонда оплата труда и льготные ставки по кредитам. Все эти вопросы не были совсем отклонены, они рассматриваются и возможно в будущем ещё они будут приняты.

С какими проблемами бизнес может обращаться в НПП? Чем сейчас вы им можете помочь?

«Атамекен» успешно защищает права и законные интересы бизнеса. За 2020 год по линии защиты прав бизнеса поступило 250 обращений, положительно решено – 198. Сумма защищённых имущественных прав - 14,7 миллиарда тенге. К нам можно обратиться по всем вопросам касающихся бизнеса, в том числе: развитие предпринимательства, обучение предпринимателей. С 22 июня 2021 года было проведено 16 обучающих сессий. Сотрудничаем с крупными холдингами Amazon, Wildberries, Yandex.Go, Ozon и Satu.kz по вопросам обучения предпринимателей. Вместе с тем, c переходом нашей жизни в «онлайн», мы создали портал Atameken.co, который позволяет пройти курсы по основам предпринимательства всем желающим. Платформа предоставляет открытое образование для всестороннего развития и обучения предпринимательским навыкам.

Мы на ежемесячной основе проводим заседания таких объединений, как клубы маркетологов и бухгалтеров. «Атамекен» помогает бизнесу нефинансовыми мерами в Центре обслуживания предпринимателей. Также оказываем консультационные услуги и сопровождаем предпринимателей в вопросах льготного кредитования и субсидирования, получения финансирования, а также государственно-частного партнёрства.

Вы сказали, что помогаете предпринимателям выходить на маркетплейсы. Рынок Алматы ничего не теряет, когда бизнес уходит с живых площадок?

Для предпринимателя самый важный вопрос - это сбыт. В нынешнее время, когда у нас есть ограничения в сфере работы торговых объектов, однозначно онлайн-торговля приобретает особый смысл и произошёл взрывной рост электронной торговли. 970 онлайн-магазинов находятся в Алматы, это 71% по стране. Сумма уплаченных ими налогов выросла на 78%. Мы видим, что бизнес находит источник торговли и место сбыта. Мы не должны придерживаться мнения, что правильный только классический вид бизнеса. Рынки и базары до сих пор существуют, как и сотни и тысячи лет назад. Но и надо обязательно уделить особое внимание маркетплейсам. Большинство из них юридические лица, зарегистрированные в Казахстане. И торговля происходит здесь. И если предприниматель, например, проходит регистрацию на Wildberries, он имеет доступ к многомиллионному рынку других соседних стран. А налоги платит и производит здесь, нам это очень выгодно.

К сожалению, онлайн-торговля в Казахстане зачастую сводится к странице в Instagram, и боюсь, что налоги продавцы честно не платят. Давайте сейчас скажем им, почему им стоит перейти на маркетплейс?

Любой предприниматель всегда начитает с чего-то. Он не может сразу стать организованным и грамотным бизнесменом. Поэтому тот же Instagram и другие соцсети - это неплохо для того, чтобы начать и попробовать, оценить свои силы. Но надо понимать, что для зарегистрированных интернет-магазинов есть льготы в налоговом законодательстве. В том же Amazon есть шесть или семь вариантов ведения бизнеса. Можно даже не производить, а заказывать товары из Китая, ставить свой бренд и транспортировать в США. Это новые возможности, которые никакая социальная сеть не даст.

Также все крупные игроки, которые осуществляют закупки, они не следят за социальными сетям, а следят за определёнными маркетплейсами и есть возможность через такие площадки найти выход на классический бизнес, на торговые сети. Поэтому мы должны рано или поздно переходить.

Что касается налогов, то да, налоговые органы ведут аналитику тех, кто ведёт предпринимательскую деятельность, не создавая юридическое лицо и это тоже риски.

Вы сталкивались с тем, что бизнес менял сферу деятельности за эти два года из-за пандемии?

Массового перехода я бы не отметил. Например, развился новый формат в сфере общепита - это заведение без посадочных мест, только на доставку. Здесь важна логистика и они работают с крупными операторами доставки и люди моментально перестроились. МСБ вообще быстро реагирует на эти изменения и подстраивается. А вот крупному бизнесу тяжело, они должны много процессов перестраивать, чтобы что-либо менять.

Я знаю много тех, кто бросил заниматься общепитом и занялись торговлей.

Стал ли бизнес чаще брать кредиты? И такой малоприятный вопрос - им кто-то говорит, что иногда лучше новый долг не брать на «реанимацию» уже «мёртвого» бизнеса?

Кредит - это самостоятельное решение, и на него повлиять сложно. Кредиты, конечно, выросли. Я не могу сказать - это хороший или плохой тренд, но это связано с тем, что у людей есть обязательства, которые они не могли покрыть - бизнес был ограничен и потребительская способность была снижена. И на это влияют разные факторы, в том числе инфляция, в том числе и повышение цен на продукты и ГСМ. И доходы населения не увеличились соразмерно расходам. Но у нас закредитиванность граждан и бизнеса не выше, чем в России. Это не критические цифры. Более того, в Казахстане нет других рабочих механизмов финансирования, кроме кредитования. Например, институт венчурного или прямого инвестирования, он работает совсем в маленьких объёмах. Другие инструменты не развиты и граждане за оборотными средствами идут в кредитные организации. Но Нацбанк за этим следит.

Кто может подсказать бизнесменам, проконсультировать их, объяснить им грамотный подход, чтобы они перестали бездумно брать кредиты?

Новости партнеров

Я думаю... это, наверное, грубо звучит, но это естественный отбор в своём роде. Коронавирус показал, что устойчивый бизнес - он остался. Это вопрос личных качеств бизнесмена и предпринимательские навыки. Действительно, предприниматели приходят к нам и они видят только радужное будущее, но не думают о рисках, сбережениях, «подушке безопасности». У нас есть курсы и наши финансисты всегда объясняют это. Надеемся, что к этому будут прислушиваться бизнесмены, составляя бизнес-план и финансовую модель.

Инна Бугаева

Стали очевидцем происшествия?

ПИШИТЕ НА 8 776 863 36 36

Если ваша новость появилась на нашем сайте, вас ждет вознаграждение.

Когда восстановится бизнес в Алматы

Октябрь 21, 2021, 08:01 0 615 Версия для печати

Директор Палаты предпринимателей Алматы Айтуар Кошмамбетов в интервью порталу «Мой ГОРОД» рассказал о масштабах последствий пандемии для бизнеса и дал прогнозы по его восстановлению.

Когда восстановится бизнес в Алматы Когда восстановится бизнес в Алматы

Айтуар Аскарович, по вашим оценкам, какие убытки за год претерпел бизнес из-за карантинных ограничений? Какую поддержку вы им оказали?

Мы понимаем, что пандемия COVID-19 внесла большие коррективы в деятельность не только бизнеса в Казахстане, но и всех стран мира. И есть огромные убытки у малого и среднего бизнеса. Можно сказать, что в Алматы, где плотность населения более высокая, бизнес ещё больше пострадал, так как были ограничения по времени работы. И хотелось бы отметить, что самые пострадавшие отрасли - это сфера выездного туризма и шоу-бизнеса. Они, на первый взгляд, кажутся не такими развитыми, но сильнее остальных пострадали. Кинобизнес также. Например, мы помним, в годы до пандемии до 20 казахстанских фильмов мы могли лицезреть. А сейчас новинок казахстанских почти нет, только на стримингах, а это иной бизнес.

Могу сказать, что в сфере общпита до 30% бизнеса закрылось либо приостановило свою деятельность. Также крупные инвесторы, которые планировали зайти на рынок и открыть ТРЦ и кинотеатры, они приостановили свои планы.

При содействии НПП государство приняло ряд антикризисных мер. Это и освобождения от уплаты налогов, отсрочки по кредитам, освобождения от арендных платежей и другие. В прошлом году меры завершились, на 2021 год не были продлены. При этом ограничительные меры периодически появляются, но бизнес поддержки как ранее не имеет.

Есть ли данные - сколько бизнес-объектов прекратили работу навсегда и сколько новых открылись?

В январе-марте 2021 года по сравнению с соответствующей датой предыдущего года количество действующих субъектов на первое апреля увеличилось на 3,7%.

До 99% турагентств и туроператов в сфере выездного туризма рано или поздно закрывались или приостанавливали свою деятельность. Но зато начал развиваться внутренний туризм. И более 50%, кто посещает Алматы - это граждане Казахстана. Им интересны город и область.

Но у них же нет таких денег, как у иностранцев..

Согласен. Но, к сожалению, такая реальность. Вот только сейчас мы надеемся, что всё восстановится.

Есть ли какие-то прогнозы по восстановлению бизнеса?

Уже в этом году экономика начала восстанавливаться и в дальнейшем видно, что будет рост. Предполагается, что ещё год-два будет восстанавливаться, а потом будет только рост.

Скажите, как вы относитесь к приложению Ashyq? Когда я и мои коллеги задавали вам этот вопрос на брифингах в РСК, вы говорили, что нет альтернативы и благодаря нему бизнес возобновил деятельность. А если бы альтернатива была?

По Ashyq наша позиция простая - это инициатива бизнеса в Алматы. Ещё в декабре 2020 года, когда мы встречались с председателем правления «Атамекен», бизнесмены, в основном рестораны и ТРЦ, предложили это решение. Тогда было несколько цифровых решений и было выбрано наиболее подготовленное. Да, есть определённые технические перебои, есть вопросы. Но в целом, я считаю, что оно исполняет свою миссию. Уже с апреля 100 тысяч человек с «красным» и «жёлтым» статусом было выявлено. Если полагать, что даже 100 тысяч заразили бы по одному человеку, и это предотвращено, то проект успешный. Аналогичные приложения применяются в развитых государствах - в Турции и Сингапуре. Пытались внедрить в Москве, но не смогли. Но это уже разные условия и менталитет населения, отношение к этому. Мы не можем добиться 100% работоспособности, но цель «открыть бизнес» реализована. COVID-19 принёс новую реальность и мы должны с этим смирится.

Появились новые ограничения в выходной день - заходить в ряд объектов могут только «зелёные» посетители. Как бизнес это принял? Ведь есть масса вопросов. Например, если в кафе пришла жена с «синим» статусом, а муж с «зелёным», дети без статуса. Администратор кафе должен предложить мужу с детьми зайти, а его жене постоять за дверьми...Это реальный вопрос, поступил в редакцию от ресторатора.

Такое решение приняла МВК. Именно во избежание заражения и для создания COVID-free зон сейчас пытаются реализовать в выходные дни это. Конечно, у бизнеса позиция неоднозначная, разные мнения звучат. И «Атамекен» также не может высказаться, так как и сам бизнес не определился. Я думаю, пока полностью не внедрено, ещё может внести коррективы. Конечно, хотелось бы, чтобы в целом было меньше ограничений и бизнес мог дышать полной грудью. Каждую неделю у бизнеса стресс, они в ожидании новых постановлений. После их выхода вынуждены пересматривать многие процессы. Но всё это непосредственно связано с вакцинацией. Когда мы достигнем цифр определённых, тогда и будут отменены требования.

Вы общаетесь с представителями бизнеса, это чаще всего люди образованные и они выбирают вакцинацию осознанно. Их клиенты же разные, и некоторые из них покупают паспорта вакцинации. А значит, риск по-прежнему остаётся для всех. «Зелёный» статус можно купить и зайти в COVID-free зону.

- Я согласен, система неидеальная, риск присутствует. Но при нынешних реалиях это самое оптимальное решение. Мы смотрели опыт разных стран и они тоже не нашли идеального решения. Например, в Гонконге при въезде любого гражданина, даже из другого города, он должен за свой счёт находиться в гостинице две недели. В наших реалиях граждане посчитали бы это нарушением конституционных прав. В Катаре вообще надевают браслет на ногу как условно освобождённым осуждённым, и это тоже для нас сложный вариант. Поэтому, исходя из наших реалий, мы приняли более оптимальный вариант. Да, люди с «зелёным» статусом могут быть заражены, гарантий нет. Но в любом случае большую часть заражённых это остановит.

Когда это ограничение вступило в силу, несколько раз я задавала на брифинге главному санврачу города вопрос - как это будет проверяться? Оказывается, алгоритмов до сих пор нет. Проверять статус зашедшего посетителя мониторинговая группа не может. А значит, многие могут и не исполнять требование.

- Обсуждение ведётся постоянно. Я согласен, что если есть норма, но она не проверяется, то это неконкретный статус. Но вместе с тем от нас, от «Атамекена» звучат различные предложения, в том числе и отменить это требование и внедрить обычный режим. Но COVID-free зоны создавались по предложению предпринимателей Караганды. Они озвучили на одном из совещаний и бизнес сам попросил. Пока наблюдаем, как развиваются события.

Давайте поговорим о мониторинговых группах. Сейчас они могут проверять бизнес-объекты по пяти пунктам. Если им разрешат проверять ещё и статусы посетителей, нет ли страха перед расширением их полномочий у предпринимателей?

По части мониторинговых групп (далее МГ) Палата предпринимателей выявляла нарушения в их деятельности. Мы привлекали в дисциплинарной ответственности и добились увольнения людей. Именно по этой причине «Атамекен» вышел из состава МГ по всей стране. Так как если мы находимся в МГ, то определённые вопросы и к нам возникают и уже предприниматель не может к нам обратиться по части защиты прав. Он думает, раз мы там участвуем, то мы это поддерживаем и одобряем. Нельзя давать им чрезмерные полномочия. И визуально их действия носят карательный характер. Хотя у нас есть работающая схема выявления правонарушений - у нас есть органы полиции и санитарной безопасности. В обычное докарантинное время при поступлении сигнала приходила проверка и привлекала к ответственности. Эта система могла бы работать, и думаю, что это возможно. Но объектов слишком много и поэтому создали МГ. Но, конечно, «Атамекену» хотелось бы возвращения системы обычных проверок.

Вам не кажется, что МГ дискредитируют сами себя после скандалов с тоями звёзд? Одних бизнесменов к ответственности привлекают, а некоторые рестораны и отели остаются безнаказанными, несмотря на общественный резонанс.

Пока их работу приостановить нельзя, так как есть требования главного санврача и решение МВК. Но и к их работе остаются вопросы. Я рекомендовал бы бизнесу, который видит двойные стандарты в работе МГ, обращаться к нам, в прокуратуру или антикоррупционную службу. Любой такой сигнал нами в «Атамекен» 100% будет изучен. С нашей стороны мы готовы брать на контроль. Неоднократно мы отменяли результаты проверок. Были случаи, когда два кафе рядом стоят. В отношении одного поступил сигнал, МГ приехала, но оштрафовала рядом стоящее, которое вообще было закрыто. Мы отреагировали на это.

С какими инициативами в период пандемии вы выходили для поддержки бизнеса?

Мы хотели, чтобы бизнесменам была оказана прямая поддержка. Это когда предпринимателям напрямую даются деньги на их счёт. Мы предлагали исходить из объективного фактора - сколько этот предприниматель налогов выплачивал в предыдущие три года. Если он платит, значит, честно работает. И, исходя из этой суммы, соразмерно давать ему средства для возмещения убытков. На эти деньги он бы мог покрывать арендную плату или выплачивать зарплату работникам. Но, к сожалению, это не было поддержано.

Также мы предлагали отмену налогов и обязательных платежей на период действия запретов или ограничения деятельности. Предлагали отсрочить налоги с фонда оплата труда и льготные ставки по кредитам. Все эти вопросы не были совсем отклонены, они рассматриваются и возможно в будущем ещё они будут приняты.

С какими проблемами бизнес может обращаться в НПП? Чем сейчас вы им можете помочь?

«Атамекен» успешно защищает права и законные интересы бизнеса. За 2020 год по линии защиты прав бизнеса поступило 250 обращений, положительно решено – 198. Сумма защищённых имущественных прав - 14,7 миллиарда тенге. К нам можно обратиться по всем вопросам касающихся бизнеса, в том числе: развитие предпринимательства, обучение предпринимателей. С 22 июня 2021 года было проведено 16 обучающих сессий. Сотрудничаем с крупными холдингами Amazon, Wildberries, Yandex.Go, Ozon и Satu.kz по вопросам обучения предпринимателей. Вместе с тем, c переходом нашей жизни в «онлайн», мы создали портал Atameken.co, который позволяет пройти курсы по основам предпринимательства всем желающим. Платформа предоставляет открытое образование для всестороннего развития и обучения предпринимательским навыкам.

Мы на ежемесячной основе проводим заседания таких объединений, как клубы маркетологов и бухгалтеров. «Атамекен» помогает бизнесу нефинансовыми мерами в Центре обслуживания предпринимателей. Также оказываем консультационные услуги и сопровождаем предпринимателей в вопросах льготного кредитования и субсидирования, получения финансирования, а также государственно-частного партнёрства.

Вы сказали, что помогаете предпринимателям выходить на маркетплейсы. Рынок Алматы ничего не теряет, когда бизнес уходит с живых площадок?

Для предпринимателя самый важный вопрос - это сбыт. В нынешнее время, когда у нас есть ограничения в сфере работы торговых объектов, однозначно онлайн-торговля приобретает особый смысл и произошёл взрывной рост электронной торговли. 970 онлайн-магазинов находятся в Алматы, это 71% по стране. Сумма уплаченных ими налогов выросла на 78%. Мы видим, что бизнес находит источник торговли и место сбыта. Мы не должны придерживаться мнения, что правильный только классический вид бизнеса. Рынки и базары до сих пор существуют, как и сотни и тысячи лет назад. Но и надо обязательно уделить особое внимание маркетплейсам. Большинство из них юридические лица, зарегистрированные в Казахстане. И торговля происходит здесь. И если предприниматель, например, проходит регистрацию на Wildberries, он имеет доступ к многомиллионному рынку других соседних стран. А налоги платит и производит здесь, нам это очень выгодно.

К сожалению, онлайн-торговля в Казахстане зачастую сводится к странице в Instagram, и боюсь, что налоги продавцы честно не платят. Давайте сейчас скажем им, почему им стоит перейти на маркетплейс?

Любой предприниматель всегда начитает с чего-то. Он не может сразу стать организованным и грамотным бизнесменом. Поэтому тот же Instagram и другие соцсети - это неплохо для того, чтобы начать и попробовать, оценить свои силы. Но надо понимать, что для зарегистрированных интернет-магазинов есть льготы в налоговом законодательстве. В том же Amazon есть шесть или семь вариантов ведения бизнеса. Можно даже не производить, а заказывать товары из Китая, ставить свой бренд и транспортировать в США. Это новые возможности, которые никакая социальная сеть не даст.

Также все крупные игроки, которые осуществляют закупки, они не следят за социальными сетям, а следят за определёнными маркетплейсами и есть возможность через такие площадки найти выход на классический бизнес, на торговые сети. Поэтому мы должны рано или поздно переходить.

Что касается налогов, то да, налоговые органы ведут аналитику тех, кто ведёт предпринимательскую деятельность, не создавая юридическое лицо и это тоже риски.

Вы сталкивались с тем, что бизнес менял сферу деятельности за эти два года из-за пандемии?

Массового перехода я бы не отметил. Например, развился новый формат в сфере общепита - это заведение без посадочных мест, только на доставку. Здесь важна логистика и они работают с крупными операторами доставки и люди моментально перестроились. МСБ вообще быстро реагирует на эти изменения и подстраивается. А вот крупному бизнесу тяжело, они должны много процессов перестраивать, чтобы что-либо менять.

Я знаю много тех, кто бросил заниматься общепитом и занялись торговлей.

Стал ли бизнес чаще брать кредиты? И такой малоприятный вопрос - им кто-то говорит, что иногда лучше новый долг не брать на «реанимацию» уже «мёртвого» бизнеса?

Кредит - это самостоятельное решение, и на него повлиять сложно. Кредиты, конечно, выросли. Я не могу сказать - это хороший или плохой тренд, но это связано с тем, что у людей есть обязательства, которые они не могли покрыть - бизнес был ограничен и потребительская способность была снижена. И на это влияют разные факторы, в том числе инфляция, в том числе и повышение цен на продукты и ГСМ. И доходы населения не увеличились соразмерно расходам. Но у нас закредитиванность граждан и бизнеса не выше, чем в России. Это не критические цифры. Более того, в Казахстане нет других рабочих механизмов финансирования, кроме кредитования. Например, институт венчурного или прямого инвестирования, он работает совсем в маленьких объёмах. Другие инструменты не развиты и граждане за оборотными средствами идут в кредитные организации. Но Нацбанк за этим следит.

Кто может подсказать бизнесменам, проконсультировать их, объяснить им грамотный подход, чтобы они перестали бездумно брать кредиты?

Новости партнеров

Я думаю... это, наверное, грубо звучит, но это естественный отбор в своём роде. Коронавирус показал, что устойчивый бизнес - он остался. Это вопрос личных качеств бизнесмена и предпринимательские навыки. Действительно, предприниматели приходят к нам и они видят только радужное будущее, но не думают о рисках, сбережениях, «подушке безопасности». У нас есть курсы и наши финансисты всегда объясняют это. Надеемся, что к этому будут прислушиваться бизнесмены, составляя бизнес-план и финансовую модель.

Инна Бугаева

Если вы стали очевидцем какого-либо происшествия

ПРИСЫЛАЙТЕ ФОТО, ВИДЕО И КОРОТКИЙ ТЕКСТ НА 8 776 863 36 36

Если ваша новость появилась на нашем сайте, вас ждет вознаграждение.

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Lentainform-->

Добавить комментарий

 
Последние новости
Сообщить новость