24 Октябрь 2020, 07:54

Одним из неотъемлемых признаков СССР, была поездка «на картошку». И нас, советских детей, уже после 6-го класса отправляли помогать колхозам, полоть и собирать табак, помидоры, яблоки, виноград.

Узнав о моей беременности, родители сказали: «Ни каких абортов! Никакого академотпуска! Ребенка вырастим».

Во время учебы в техникуме, каждый год нас отправляли в трудовой лагерь, месяца на полтора. Мы проживали в бараках группами, будущие: технологи швейного производства и химчистки; фотографы; механики швейного оборудования; модельеры одежды и парикмахеры.

Единственным нашим развлечением на «сельхозке» были вечерние дискотеки посреди двора, под популярные тогда хиты. Из «медляков» в то время «качала» «Энигма». А после танца парочки покидали вечеринку, уходя подальше от лагеря в темноту.

Каждый вечер к нам на дискотеку приходили местные поселковые парни. Между техникумовскими и местными, из-за меня часто возникали конфликты, иногда переходящие в драки. За мной тогда ухлестывало сразу несколько наших парней. И как бы они не пытались произвести на меня впечатление, мое сердце покорил местный тракторист – Андрей.

Андрей отслужил в армии и имел авторитет среди сельских пацанов. Мне он казался смелым, самодостаточным и сильным, одним словом – настоящим мужчиной. Он привозил мне конфеты и лимонад из поселкового магазина, охапки цветов с домашней клумбы. Он катал меня на своем тракторе, и даже научил управлять им. По вечерам он забирал меня из лагеря и увозил на берег озера или в поле.

Через месяц наш колхозный роман закончился. Мы вернулись в город и приступили к учебе. Своих обещаний писать мне каждый день письма, мой тракторист так и не исполнил. А мои письма к нему, приходили обратно ко мне, с пометкой «адресат выбыл».

Узнав о моей беременности, родители сказали: «Ни каких абортов! Никакого академотпуска! Ребенка вырастим».

Артема я записала на свою фамилию, а вот в графе «отец» был прочерк. О своем отце мой ребенок знал, я не стала ему врать, что его папа танкист или летчик, и геройски погиб. А еще сын с каждым годом все больше и больше становился похож на своего отца – те же глаза, та же улыбка.

Позже я успела побывать замужем и развестись. Мы жили вдвоем с сыном, и я наслаждалась спокойной размеренной жизнью нашей маленькой семьи. С Артемом мы проводили много времени вместе, и каждый год путешествовали.

На двадцатилетие сына мы решили купить турпутевки и улететь с ним в Тайланд. В день рождения, мы плыли на пароме на остров, и вы не поверите, кого мы там встретили! Моего тракториста из трудового лагеря! Мы все были в шоке. Кто бы мог подумать, что однажды в Тайланде, в день двадцатилетия моего сына, на пароме, я встречу его отца!

Тогда, в 92-м, через месяц после нашего расставания, тракторист – Андрей с родителями выехал на ПМЖ, на историческую родину – в Германию. О сыне он не знал, потому что я не искала.

Андрей жил в Германии, работал инженером, был разведен. В Тайланд он прилетел со своей двенадцатилетней дочкой, а тут сына встретил.

Я счастлива с моим трактористом! Вот такой с нами случился колхозный роман!

admin

Узнав о моей беременности, родители сказали: «Ни каких абортов! Никакого академотпуска! Ребенка вырастим».
автор статьи admin

Любое использование фото/видео/текстовых материалов без письменного разрешения редакции запрещено. Запрещено публиковать любые фрагменты материала, фотографии и видеоматериалы в пабликах ФБ, ВК, ОК Instagram.

Самые читаемые

Яндекс.Метрика